Права человека как человекопоклонничество

6042_big

фото mosvedi.ru

20 марта 2016 года в праздник Торжества Православия после Литургии в Храме Христа Спасителя было произнесено «Слово Святейшего Патриарха Кирилла».1 Попробуем разобраться, о чем же говорил Патриарх в приведенном отрывке, вызвавшем так много обсуждений и споров.

Сначала речь шла о планетарных масштабах жизни без Бога. Наверное, так оно и есть, но разве эта мысль нова? Не так давно мы сами жили в стране воинствующего атеизма. Кстати, в нашей стране покаяние так и не произошло. Однако же, Патриарх смело обращает взор на другие страны и их законы, утверждающие права человека: «…во многих процветающих странах предпринимаются усилия утвердить на законодательном уровне право выбора любого пути». В нашей Конституции мы читаем примерно тоже: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства».2 Внешне все именно так.

А что означает уточнение «даже самый греховный выбор»? В контексте данного послания: грех – сознательный выбор человека. Когда мы говорим о светском государстве, то подразумеваем, что не каждый грех вне закона. К примеру, грех чревоугодия или сребролюбия. И тут есть разрыв со словом Божьим. Итак, если твой выбор не противоречит Конституции и законам государства, то ты свободен в выборе пути. Действительно, в некоторых странах так и происходит. Что тут возразишь? Например, любой гражданин может выйти на улицу, чтобы выразить свою позицию, и это не является экстремизмом. В нашей стране ситуация с правами человека иная. Патриарх затронул эту тему, но почему-то высказался не о святости и неприкосновенности прав человека и дальнейшей личной ответственности, как перед Богом, так и перед государством.

Далее в речи Патриарха возникает понятие человекопоклонничества: «… мы говорим сегодня о глобальной ереси человекопоклонничества — нового вида идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. Ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было». Что это слово значит и почему это главная ересь современности? Имеется в виду человек как идол, или речь об антропоцентризме? Также в словах Патриарха есть неточность: подобное уже было. Или территория бывшего СССР это не глобальный масштаб? Можно вспомнить культ личности и ХХ съезд по его развенчанию. Может быть, Патриарх таким образом выразил свое отношение к представителям «православного сталинизма», преклоняющих колени и возлагающих цветы к бюсту? В то время как глава Русской Православной Церкви говорит нам о соседних странах, в России с 2009 года установлено более 100 новых памятников Джугашвили.3 Это ли не идолопоклонство? Тогда, где же дальнейшие действия по вразумлению этих адептов?

otkryitie_pamyatnika

Православное духовенство на открытии памятника ‘дом Сталина’ в Хорошево 3 июля 2015

Совсем неожиданно Патриарх завершил свою мысль: «… мы должны защищать Православие». А как защищать православие, от кого или от чего? От права человека выбрать свой путь? Складывается впечатление, что вокруг одни враги, и нам нужно обороняться.

На мой взгляд, «Слово Патриарха» вызывает больше вопросов, чем ответов. Это обращение ко всему миру, значит, послание должно быть ясным. И согласно логике хода богослужения, это должна была быть проповедь, которая как раз дает ответы на непростые вневременные вопросы. Проповеди не получилось. К сожалению, в праздник Торжества Православия сквозь исторические отсылки к истории, ереси идолопоклонства и правам человека так ни разу не прозвучало слово любовь.


1 «Но сегодня идея жизни без Бога распространяется с новой силой уже в масштабах целой планеты. Мы видим, как во многих процветающих странах предпринимаются усилия утвердить на законодательном уровне право выбора любого пути, в том числе самого греховного, идущего вразрез со словом Божиим… Наверное, подобные философские взгляды нельзя было бы назвать ересью, если бы многие христиане их не приняли и не поставили права человека выше, чем слово Божие. Поэтому мы говорим сегодня о глобальной ереси человекопоклонничества — нового вида идолопоклонства, исторгающего Бога из человеческой жизни. Ничего подобного в глобальном масштабе никогда не было. Именно на преодоление этой главной ереси современности, которая может привести к апокалиптическим событиям, Церковь должна направить сегодня силу своего слова и мысли. Все это мы формулируем очень просто — мы должны защищать Православие…» (Выдержка из «Слова Святейшего Патриарха Кирилла» в праздник Торжества Православия после Литургии в Храме Христа Спасителя).
2 Конституция Российской Федерации. Глава 1, статья 2.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

  • Sacred Vir

    Очень интересная статья, в которой присутствует ряд важных замечаний. Спасибо Вам, Юлия.

    Не дает мне покоя, после ее прочтения, одно лишь небольшое сомнение – а насколько уместно все вами изложенное к конкретной проповеди Патриарха?

    Вы меня простите, но, по-моему, вы утруждали себя написанием статьи, опираясь не на саму проповедь, а на вами предложенную цитату. В связи с чем, обращу ваше внимание, и внимание читателей, на одно маленькое обстоятельство. А вернее два.

    Первое:

    «Не так давно мы сами жили в стране воинствующего атеизма. Кстати, в нашей стране покаяние так и не произошло» это действительно так. Более того, мы продолжаем жить в своей нераскаянности, и прошедшее «жили» нуждается в «легкой» корректировке, которую вы проделываете, за что вам спасибо. Однако, как это противоречит словам Патриарха: «Так началось революционное изгнание Бога из человеческой жизни. Вначале это явление охватило Западную Европу, Америку, а потом и Россию. Наша революция проходила под теми же знаменами и тем же девизом — разрушить до основания старый мир, тот самый, в центре которого — Бог»? Ни Россия, ни русский путь (если позволите употребить такое словосочетание в данном контексте) не ставятся в пример для подражания в перспективе борьбы с «новой ересью». Даже само Православие отводится на второй план. Ибо в пример подражанию в борьбе приводятся события «иконоборчества», события из периода Единой Христианской Церкви.

    Второе:

    В предложенной вами цитате есть место, которое обозначено «…». Странно, почему редакторы опустили очень важные слова Патриарха, когда выкладывали печатный текст Его слов, ведь они опустили очень важные, на мой взгляд, дополнения. А именно: «…, идущего вразрез со словом Божиим, с понятие Святости, с понятием Бога (прошу не взрываться возмущениями от невозможности последнего словосочетания, ибо Бог – не понятие, а Патриарх Кирилл – не самый выдающийся оратор)». Не лишней будет и корректировка следующего момента: «Наверное, подобные философские взгляды нельзя было бы назвать ересью, если бы многие христиане их не приняли и не поставили права человека выше, чем слово Божие». Из уст самого Патриарха это звучит следующим образом: «…если бы очень многие христиане не приняли эти взгляды и не отдали приоритет «человеческим правам» более, чем Слову Божьему».

    Что касается его «заключительных слов» (а они далеко не заключительные и мысль его продолжается) и «неожиданности», которую вы в том обнаружили, то прошу обратить внимание на то, что «мы должны защищать Православие» не «от кого или от чего», а «как», поскольку там так же стоит «…». И вот заполнено это троеточие следующим: «мы должны защищать Православие, как защищали его отцы VII Вселенского Собора, как защитили его Патриарх Мефодий и императрица Феодора с сонмом иерархов, как защитили его святитель Марк Эфесский и наши исповедники и новомученики Церкви Русской»

    Действительно, к речи Патриарха остается очень много вопросов. Ответов, возможно, было предложено слишком мало. Только один – защитить Христианство и Православие, как «защищали его…». Собственно говоря, и вопрос-то только один: способен ли я защитить Православие, защитить Христианство, олицетворять в себе самом того, кто именует себя таковым (Христианином, Православным), кто именует себя человеком, кто несет в себе самом Образ Христа: Живого, Воскресшего «за ны при Понтийском Пилате»; кто без Бога есть «ничто» … Я ли этот человек? Или я тот, кто защищает «свои права». Или я тот, кто смотрит на происходящее со стороны, смотрит на гибель мира («права человека» лишь одно из того проявлений) и при этом критикует Патриарха за призыв к диалогу с теми, кто сегодня отступил от Христа?

    Простите Юлия, но Патриарх призвал меня и вас лично, если вы себя именуете Христианкой, отдать собственную жизнь за Истину, за Христа. Отдать ее во славу Божью и спасти не Россию или «другие страны», а спасти человека от того «передового права» за которым скрывается смерть. Да, Он ни слова не сказал о любви, но именно о Любви Патриарх говорил все пол часа своей проповеди. Поэтому у меня лишь один вопрос после Его слов: Христианин ли я или же «русский интеллигент», «богословствующий» о ясности его проповеди. Она предельно ясна, если вырваться за пределы предложенной вами цитаты. Не ясно в Его словах лишь одно: кто я и какое отношение я имею к Христианству, живому, а не книжному, пестрящему схоластической выучкой. И способен ли я лично к тому единственно оставшемуся подвигу, к которому меня призвал Патриарх, мой архиерей, каковым бы он не был, на пути диалога и проповеди (ведь многие священники из слов самой проповеди отступили от своего пути)?

    Это вопрос. И я не знаю на него ответа. Меня призвали, а страх сковал меня. Но я знаю одно: 20 марта 2016 года меня призвали! Не важно как, не важно способен ли откликнуться на этот призыв к защите «современный христианин», не важно способен ли сам Патриарх воплотить в своем лице, то к чему сам призывает (это вопрос очень важен, но не он важен). Важно лишь способен ли я откликнуться на призыв, способен ли я быть Христианином, тем более, христианином, который каким-то образом приписывает себе право говорить о Христианстве и быть Богословом (прошу не отождествлять с «теологом»).

    Не о том, о чем вы писали в своей статье, Его проповедь… А то, что вы писали о 20 веке России – верно. Просто Патриарх говорил, на мой взгляд, о другом. Но я не Богослов и многого не понимаю, поэтому благодарю вас за статью. И если выбирать между вашим пониманием Его слов и моим, то мое слабое грешное существо стремится рукоплескать вам и видеть возможность покритиковать и поговорить, вместо того, чтобы служить и … Служить.

  • Фергюс

    Sacred Vir, хотелось бы кое-что добавить.
    Я лично думаю, что проповедь Патриарха (только не «Его» с большой буквы, а то как о Боге пишете) носит в себе двойное значение.
    1. Первое — внутреннее, как обращение к своим, стоящим в храме и призыв к спасению.
    2. Второе значение — внешнее, глобальное, как призыв к очищению мира от «ереси».
    Это очень хорошо, что многие услышали призыв ко спасению, и глубоко и рьяно его восприняли. Но автор, за что ему спасибо, отмечает и разбирает второй слой проповеди Святейшего, который как раз и вызывает недоумение. Критика прав человека дело очень рискованное, особенно в нашей стране, не говоря уже о том, что в основе прав человека лежат новозаветные,христианские принципы. Здесь можно много чего говорить о том, что само боговоплощение утверждает великую ценность человека для Бога, и т.д. и т.п. и когда Патриарх Церкви в стране, в которой человеческая жизнь стоит не много, а всяческие права нарушаются всеми начиная с самого верха, он говорит о ереси прав человека. Это выглядит как-то очень странно. Будто бы Патриарх участвует в большой политике, вслед за главной партией критикуя Запад и громкими заявлениями отвлекая взоры от внутреннего безобразия.
    Святейший критикует воцарившиеся на Западе права человека, когда сам не осудил людоедский, советский коммунизм, не дал оценки растущей популярности Сосо Джугашвили и атмосфере ненависти ко всякого рода мыслящим иначе в нашей стране. Всё же это, и есть то самое духовное состояние народа и сфера деятельности Церкви.
    Но нет, Патриарх сказал понятные, ожидаемые и привычные прихожанами благочестивые слова о том, что нужно отдать жизнь за Истину и за Христа, как отдавали её Святые борцы с ересями древней Церкви. Но теперь же ересь, это «западные» права человека, с ней и нужно бороться, как и в старые советские времена с «загнивающими капиталистами», мол, у нас то всё хорошо, правильно и по человечески. Но ведь это как тогда, так и сейчас — неправда.
    Так что же и зачем делает Патриарх, произнося такие осуждающие речи? Вопрос….

  • Sacred Vir

    Многое можно было бы добавить, но …
    лишь повторюсь: мир, который нуждается в переоценке ценности, включает в себя и Россию, о чем и было сказано в проповеди.
    Тот факт, что Патриарх не говорит о Сосо, лишь подтверждает то, что говорить не о ком, тем более Ему, Патриарху (Ему — не потому, что он Бог, а потому, что Он Патриарх и не мне Его судить). Джугашвили живет в сознании тех, кто никак не в состоянии жить другой ценностью. Никто не списывает ответственности с каждого из нас (ведь Церковь — это собрание) за то, что им творилось, но никто и не говорил, что это должно остаться без раскаяния. А как покаяться, если Сосо укреплял в стране беззаконье? Обратиться к закону. Кому: государству? Стране? Нет — не существует этого без человека. А вот люди, человек — это я и вы.
    Способны ли мы к перемене ума или же так и останемся теми, кто ищет соломинку в глазу Патриарха, и ждет, когда тот заговорит о покаянии, а сами осознавая эту необходимость, ждать … Когда же церковь «прозреет».
    нет Церкви без Бога, нет Церкви без человека. ее нет, если нас нет.
    Патриарх призывал быть людьми, спасти Себя и церковь «как …». И если «как» становится ясным, то «от кого, от чего» так же проясняется.